В центре внимания

Банки vs НБУ. Можно ли вернуть на рынок неплатежеспособный банк

Банки vs НБУ. Можно ли вернуть на рынок неплатежеспособный банк

В процессе очистки банковского рынка возникли сложности: уже несколько выведенных с рынка кредитных учреждений в суде добились отмены решений Нацбанка и запрета на ликвидацию.

Это привело к образованию правового вакуума: даже если суд признал неправомерность решения регулятора, вернуть неплатежеспособный банк на рынок пока нет возможности.

В Нацбанке не спешат выполнять решения судов и намерены дождаться вердикта и разъяснения наивысшей судебной инстанции.

В середине июля банковский рынок всколыхнули события вокруг Укринбанка: банк в суде добился отмены ликвидации учреждения. Кроме того, суд обязал Нацбанк вернуть лицензию кредитному учреждению и восстановить его во всех реестрах.

Не дождавшись исполнения регулятором решения суда, собственник Укринбанка 13 июля с помощью нотариуса переименовал Укринбанк в “Укринком” и зарегистрировал его в Северодонецке Луганской области.

Как Укринбанк пополнил ряды банкопада

История вывода с рынка Укринбанка началась 24 декабря 2015 года. По версии НБУ, банк не выполнял нормативы и нуждался в докапитализации на сумму 500 млн грн. По этим причинам он еще 1 октября 2015 года был признан проблемным. Однако собственники не спешили инвестировать средства для поддержки учреждения.

1 декабря норматив мгновенной ликвидности был равен нулю при нормативных значениях не менее 30%.

Кроме того, по информации Фонда гарантирования вкладов физлиц, который проанализировал активы банка, с октября по декабрь 2015 года существенно вырос объем негативно классифицированных активов, что свидетельствует о значительном ухудшении качества кредитного портфеля.

14 декабря 2015 года НБУ зарегистрировал договор ссуды от 24 ноября 2015 года, согласно которому инвестор должен был внести в капитал 21 млн долл. Собственник Укринбанка просил у Нацбанка время до 1 января 2016 года.

Однако к 21 декабря терпение Нацбанка лопнуло: состояния банка не улучшалось, а “на балансе учитывались расчетные документы клиентов, не выполненные в срок по вине банка, на общую сумму 52 млн грн”. В очереди на выполнение стояли и социальные платежи. Эти факторы, а также растущее количество жалоб от кредиторов стали основанием для признания банка неплатежеспособным.

ОАО “Укринком”

Один из миноритариев банка не согласился с таким решением и оспорил его в суде.

16 марта Окружной административный суд Киева признал незаконным и отменил постановление НБУ о выводе Укринбанка с рынка. Суд согласился с доводами истца, что для восстановления платежеспособности банку дается 180 дней, в то время как НБУ признал кредитное учреждение неплатежеспособным менее чем через три месяца.

В Нацбанке и ФГВФЛ с таким вердиктом суда не смирились, подали апелляционную жалобу, но снова проиграли.

Примечательно, что 22 марта, еще до вынесения вердикта, который был оглашен 14 апреля, Нацбанк отправил Укринбанк на ликвидацию: законодательно продлевать временную администрацию у регулятора не было возможности. Но и это решение было оспорено, а суд традиционно занял сторону истца. Государство в лице Нацбанка и фонда 13 июля проиграло очередную апелляцию.

Пока шли судебные разбирательства, фонд занимался стандартной работой по выведению банка с рынка: выплачивал возмещения вкладчикам — уже выплачено гарантированных депозитов на 1,78 млрд грн, проводил инвентаризацию активов, составлял ликвидационный баланс. Однако после 13 июля события начали развиваться со стремительной скоростью.

По информации фонда, в тот же день, 13 июля, в Единый государственный реестр юридических лиц, физических лиц-предпринимателей и общественных формирований были внесены изменения: ПАО “Укринбанк” было переименовано в ОАО “Укринком”, а его место расположения изменено с Киева на Северодонецк Луганской области.

Акционеры Укринбанка попытались даже получить доступ к центральному офису банка в Киеве, однако охрана их не пустила.

“Представители ФГВФЛ незаконно удерживают здание Укринбанка по адресу Киев, Вознесенский спуск, 10а. Попытки законного правления попасть на рабочие места и восстановить работу нивелируются применением силы со стороны охраны. Такими действиями ФГВФЛ в лице Ирины Белой продолжает незаконно распоряжаться активами банка. Есть основания утверждать, что за время работы временной администрации из банка выведено активов на 26 млн грн, а убытки превысили 1,5 млрд грн. Более 90% кредитов не обслуживаются, а их стоимость как активов постоянно обесценивается”, — говорилось в сообщении Укринбанка.

В фонде же считают, что у них нет законных оснований для предоставления контроля над Укринбанком кому бы то ни было.

Что дальше

По словам заместителя директора-распорядителя ФГВФЛ Андрея Оленчика, ситуация в Укринбанке может развиваться по трем сценариям.

Первый — решение суда высшей инстанции. Заседание Высшего административного суда Украины запланировано на 17 августа. Если будет принято решение в пользу истцов, тогда суду придется дать еще и разъяснение, как Нацбанк и фонд должны его выполнять.

Более того, Оленчик сказал, что при таком развитии событий фонд будет через суд требовать от собственников 1,78 млрд грн — именно столько было выплачено вкладчикам в пределах гарантированных государством сумм.

“Выплаты осуществлялись за счет кредитных средств, привлеченных в Минфине. Фактически они финансировались за счет бюджета”, — объясняет Оленчик.

Второй вариант — возврат банковской лицензии Укринбанку и восстановление в должности руководства. Для этого банк должен подать соответствующие документы в НБУ и получить разрешение регулятора. При этом в фонде заявляют, что попытки восстановить банковскую лицензию банк не предпринимает.

“Есть все основания утверждать, что лица, которые стоят за ОАО “Укринком”, не заинтересованы в возобновлении работы банка и удовлетворении требований его кредиторов”, — считают в фонде.

Третий вариант — действия правоохранительных органов. За время вывода с рынка Укринбанка фонд направил в правоохранительные органы 11 заявлений о совершении уголовных преступлений на общую сумму убытков 864,28 млн грн.

“Из них три заявления — относительно владельцев, руководителей и должностных лиц банка. Однако никакого движения по этим делам нет”, — сетует Оленчик.

В фонде утверждают: все активы банка, в том числе помещения, в которых расположены отделения, а также залоговое имущество, находятся под контролем.

По информации источников ЭП, в собственности банка находится около 40 объектов недвижимости, в том числе в Киеве, Черкассах и Житомире, балансовая стоимость которых составляет около 700 млн грн.

“Неустановленные лица пытаются завладеть активами банка и перевести их на третью компанию. В том числе речь идет о счетах крупных вкладчиков. Перерегистрация юрлица позволит крупным заемщикам, среди которых немало аффилированных с акционерами банка лиц, избежать погашения своих кредитов”, — отмечают в фонде.

По словам источника, объем инсайдерских кредитов может достигать 600 млн грн. В портфеле есть и довольно интересные залоги.

Среди них может быть Ватутинский хлебокомбинат, который одновременно является заемщиком банка. Укринбанк не раз заявлял об успешном сотрудничестве с предприятием. В 2009-2010 годах банк участвовал в программе развития предприятия и инвестировал в него 80 млн грн при необходимых тогда 160 млн грн. Их сотрудничество не прекращалось вплоть до 2015 года, когда банк был признан неплатежеспособным.

Реакция рынка

Прецедент с Укринбанком — не единственный. 10 февраля Нацбанк принял постановление № 68/БТ о ликвидации банка “Премиум” “за нарушение банковского законодательства в сфере финансового мониторинга”. “Факты нарушений были установлены во время внеплановой выездной проверки по вопросам финансового мониторинга”, — говорится в сообщении регулятора.

Однако решение Нацбанка было оспорено.

29 марта суд удовлетворил иск и обязал НБУ вернуть “Премиуму” банковскую и генеральную лицензию на осуществление валютных операций. Регулятор подал апелляцию, но 15 июня проиграл ее. Оба решения находятся в закрытом доступе. Дело рассматривалось на закрытом заседании, поэтому обнародовать информацию о нем запрещено согласно закону “О доступе к судебным решениям”.

Нацбанк сразу же подал кассационную жалобу. 6 июля Высший административный суд Украины открыл кассационное производство и остановил исполнение решений судов низших инстанций.

Однако уже 11 июля в Окружной административный суд Киева поступило заявление от банка “Премиум” “о разъяснении постановления Окружного административного суда Киева по делу № 826/2607/16, разъяснения законного способа и законного порядка выполнения данного судебного решения”.

Судебные споры идут и касательно банка “Союз”. Данный случай уникален тем, что Нацбанк дважды выводил это учреждение с рынка. Первый раз — 15 марта 2016 года за “систематическое нарушение” законодательства в сфере финансового мониторинга. В Нацбанке утверждали, что “банк создавал помехи проведению проверки в марте 2016 года”.

Собственник “Союза” Сергей Дядечко оспорил это решение, и 28 марта Окружной административный суд Киева признал противоправным и отменил решение Нацбанка.

26 апреля НБУ и ФГВФЛ проиграли апелляцию, но уже 28 апреля Нацбанк принял повторное решение о выводе “Союза” с рынка. Дядечко оспорил и это решение: 12 июля Окружной административный суд Киева снова встал на его сторону. Регулятор опять готовит апелляцию.

Параллельно 31 мая Высший административный суд открыл производство по кассационной жалобе Нацбанка и фонда по первому делу.

Еще несколько банков находятся в зависшем состоянии.

Например, собственник банка “Финансовая инициатива” Олег Бахматюк в качестве обеспечения по иску добился запрета на ликвидацию банка. В это кредитное учреждение временная администрация была введена больше года назад, 23 июня 2015 года.

Кроме того, 22 апреля Печерский суд Киева запретил ликвидацию “Родовид банка”. Хотя временная администрация была введена в банк еще 25 февраля, а по закону максимальный срок работы администратора — два месяца, процедура ликвидации учреждения еще не начата.

Пока все эти дела объединяет одно: ожидание вердикта Высшего админсуда, который поставит точку в этих делах и создаст прецедент для рассмотрения аналогичных дел.

“В законодательстве есть пробелы, и юристы об этом знают. Логично, что в подобных спорах каждая сторона конфликта использует их в свою пользу”, — говорит старший партнер адвокатской компании “Кравец и партнеры” Ростислав Кравец.

Виктория Руденко

Читайте также
Поделиться ссылкой ВКонтакте Поделиться ссылкой в Facebook Поделиться ссылкой в Twitter Поделиться новостью в ЖЖ Поделиться ссылкой в Моем Мире Поделиться ссылкой в Одноклассниках

26.07.2016 14:00 | Светлана Любкина

Поиск:

Поиск по сайту
Экономические новости
Супер Идея ВКонтакте
Супер Идея в Facebook
Супер Идея в Твиттере
Супер Идея в Google+
info@sup-idea.com
Все права защищены © 2012-2017 Супер Идея
Любое копирование материалов с сайта sup-idea.com без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.