В центре внимания

Янтарные войны: мировой опыт

Янтарные войны: мировой опыт

Добычу «солнечного камня» связывают с теневой экономикой и криминалом не только в Украине. Янтарный старатель на территории Украины, в Волынской, Ровенской или Житомирской областях за день зарабатывает 50-100 долларов, наемный работник – 20-40. В этом нелегальном бизнесе задействовано, по разным оценкам, от 15 до 30 тысяч человек.

На фоне общего обнищания граждан такая работа на свежем воздухе для рядового украинского “копателя” – способ заработать, для тех, кто держит этот бизнес – безграничное обогащение. Всего несколько десятилетий назад на Полесье янтарем топили печи, сегодня же “солнечный камень” стал камнем преткновения и причиной зачастую кровавого, противостояния.

И такова не только украинская действительность. И Литва, и Латвия, и соседняя Польша имеют свой, часто не позитивный, опыт. В целом можно констатировать: там, где янтарь, – лучистый, солнечный, светлый камень, – там теневая экономика и много проблем. Проблем много, даже если заниматься этим делом серьезно. Ну а если не заниматься или только имитировать процесс, то янтарь становится сплошной катастрофой.

ЛАТВИЯ: АЖИОТАЖ НА ВТОРИЧНОМ РЫНКЕ

Среди всех стран Балтии, а может и мира, со словом «янтарь» у нас прежде всего ассоциируется именно Латвия. Примечательно, что название известной торговой марки «Dzintars» на латышском языке означает «янтарь». Не в каждом описании страны встречаются строки о том, что стоит прогуляться по пляжам (например, Юрмалы), чтобы найти на память камешек янтаря. Это так, и правда можно найти – особенно после шторма.

Есть у латвийского янтаря и печальная слава, хоть речь тут не о настоящем, а о лжеянтаре, что встречается в другом приморском городе – Лиепае. Этот псевдо-янтарь неоднократно становился причиной трагических случаев – пожаров, ожогов. В чем же дело?.. В конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века во время ликвидации военно-морской базы в Лиепае было списано множество боеприпасов Балтфлота. Но утилизировали их по-советски, как попало.

Таким образом три тонны белого фосфора, который входил в состав боеприпасов (фосфорные бомбы), не сгорели, а оказались в море. И сейчас волны вымывают на балтийский берег, преимущественно вблизи Лиепаи, не только любимый детворой янтарь, но и токсичные фосфорные осколки. Окисленные кусочки белого фосфора очень легко спутать с янтарем. От трения или нагрева этот псевдо-янтарь, а на самом деле фосфор, загорается, иногда просто в руках, что очень опасно. Поэтому полиция Латвии предупреждает об этой опасности всех гостей, особенно тех, которые отдыхают на пляжах между Лиепаей и Бернатами.

Что касается настоящего янтаря – то янтарная слава Латвии преувеличена. Точнее – она осталась в легендарном прошлом. Правда после того, как цены на янтарь в мире подскочили, начался ажиотаж на вторичном рынке. Поговаривали, что старинные изделия можно продать по цене чуть ли не 100 евро за грамм (при том, что золото сейчас стоит 40 евро за грамм). На самом деле, слухи оказались значительно преувеличенными. За ценные изделия времен правления Ульманиса (1934-1940 гг.) можно получить от двух до двадцати тысяч евро, в зависимости от качества, размера и цвета камней. Самыми ценными считаются крупные шары желтого, непрозрачного янтаря. За лучшие экземпляры перекупщики дают 25-30 евро за грамм.

ЛИТВА: ЯНТАРНЫЙ «ЯЩИК ПАНДОРЫ»

Янтарный перерабатывающий бизнес Литвы процветал, пока в ответ на санкции, наложенные ЕС, Россия не запретила поставки янтаря. Тогда же в Литве вспомнили о геологических работах 1992-1994 годов на побережье Куршского залива.

По предварительным данным здесь, вблизи городка Юодкранте, есть залежи янтаря объемом 112 тонн, а также три перспективных участка, прогнозный запас которых 230 тонн (хотя эта цифра требует проверки). На самом деле, геологи искали недолго. Еще во времена Восточной Пруссии, месторождение возле Юодкранте несколько десятилетий (1862-1890рр.) немцы разрабатывали в промышленных масштабах. Потом месторождение забросили, оно не выдержало конкуренции с более богатыми прусскими залежами, а сейчас к нему вернулись.

Поскольку янтарь относится к особо ценным минералам, то по литовским законам для его разработок требуется множество согласований, как в министерствах, так и в региональных органах власти. Споры вокруг Юодкронте начались с самого начала, тогда же в 2014 году. Геологи заявили, что в этом месторождении якобы преобладает небольшой недорогой янтарь, поэтому длительной и значительной экономической выгоды не будет. Производители «ювелирки» отметили, что разработка таких залежей может нанести вред имиджу Литвы как янтарной страны, поскольку увеличит количество китчевых поделок из мелкого янтаря. С другой стороны, появились проекты «туристической добычи» янтаря. Это когда минерал добывают в ограниченном количестве, а на платформу привозят группы туристов с экскурсиями. Так в Литве мог появиться уникальный туристический объект.

Разработку правовых актов начало министерство окружающей среды Литвы. На добычу янтаря претендовали шесть литовских компаний. Планировали установить квоту – до 30 тонн в год, чтобы янтаря хватило на 5-6 лет. И обсуждение нормативов быстрым не было. Например, после общемирового подорожания янтаря возник вопрос, насколько поднимать налоги на его добычу. Планируют увеличить в 10-40 раз (соответственно размеру минералов). Сейчас килограмм янтаря облагается 20,22 евро, налог хотят поднять до 280 евро за кг, если янтарь мельче 40 мм, более 40 мм – до 900 евро/кг.

Но и это не все. Весной 2016 года местная власть заявила, что вообще рассматривает возможность блокирования добычи янтаря в промышленных целях. Мэр Неринги (административная единица, которая объединяет городки Куршской косы) Дарюс Ясайтис раскритиковал предложения оставить в Юодкронте для развития туризма лишь 5 гектаров из более чем 80 га месторождения, аргументируя это тем, что все залежи янтаря выберут быстро, продадут его китайцам, а в рекреационных целях их можно использовать 100 лет. Он предупредил, что в совете местного самоуправления отчет о влиянии на окружающую среду не утвердят и месторождение будет заморожено.

Сейчас процессы согласования продолжаются. По предварительному плану литовская геологическая служба должна была в сентябре получить предложения на конкурс, определить победителя в ноябре, а договор с ним подписать в декабре. Уже можно констатировать, что этот график не выполняется. Складывается впечатление, что глядя на пример соседей, Литва опасается открывать янтарный «ящик Пандоры». Что касается нелегальной добычи янтаря в Литве, она есть, но объем ее – мизерный.

БЕЛАРУСЬ: ЖЕСТКИЕ МОНИТОРИНГ И НАКАЗАНИЯ

Еще в 1969 году геологи Семен Маникин и Эрнст Левков нашли на территории Беларуси достаточно заметные янтароносные отложения палеогенового периода. После этого довольно быстро очертили три района, перспективных в отношении поиска месторождений янтаря – Западно-Белорусский (Гродненская обл.), Полесский (Брестская область – от Жабинки до Пинска) и Микашевичско-Житковичский (Брестская и Гомельская области). Но эти залежи обычно залегают на значительной глубине – от 15 до 80 м, поэтому и нечего было говорить об их добычу.

В 1989-1994 годах в Жабинковськом районе Брестской области исследовали месторождение янтаря Гатч. Здесь слой с янтарем, связан с отложениями древнего озера, имеет толщину от 0,5 до 4 м и залегает близко к поверхности. В некоторых местах содержание янтаря – до 200 г на 1 кв.м породы, 80-90% из него высокого «ювелирного» качества.

Так выяснилось, что наиболее перспективный для добычи янтаря район Беларуси – западная часть Полесья (юг Брестской области, граничит с Волынью). Периодически тут фиксируют попытки местного населения начать нелегальную добычу янтаря, как это практикуется у соседей с другой стороны границы. Делаются копанки, применяются мотопомпы для промывания рунта по «украинской технологии». Но белорусское пограничное ведомство мониторит границу, в том числе с помощью беспилотников, выявляет очаги и оперативно о них докладывает.

После чего старателей задерживают, конфискуют оборудование, накладывают штрафы. В условиях жестко централизованной, авторитарной, фактически полицейской страны, с наибольшим в Европе количеством силовиков (144 на 10 тыс. населения) такие меры достаточно эффективны. Поэтому «янтарный вирус» Беларуси пока не грозит.

И все же единичные случаи этой «болезни» есть, особенно подальше от границы, где труднее контролировать ситуацию. В прошлом году факты незаконной добычи янтаря фиксировали в четырех районах, в основном – на торфяниках, в том числе на территории заказника «Споровский».

На черном рынке Беларуси янтарь – популярный товар. Польские медиа часто называют страну среди поставщиков янтаря, поэтому можно предположить существование устойчивых каналов контрабанды. Итак ситуация в Беларуси под контролем, но далека от идеальной.

РОССИЯ: КРИМИНАЛ И КРЫШЕВАНИЕ

После отторжения от Германии Восточной Пруссии и присоединения ее к СССР под названием «Калининградская область» едва ли не самым ценным достоянием были 90-95% разведанных мировых запасов янтаря.

Руководство Белорусской ССР просило присоединить аннексированную территорию к ней, чтобы республика имела выход к морю. Но Сталин, посчитав, передал область в РСФСР.

Конечно, насильственная смена хозяев негативно повлияла на устойчивое хозяйство края, в том числе на янтарную отрасль. Нормальной работе карьера мешали нехватка оборудования, запасных частей, отсутствие квалифицированных специалистов с соответствующими навыками. Ситуация начала исправляться только после 1955 года. Но это только в части добычи, а не переработки и изготовления ювелирных украшений.

Поэтому в Европе янтарь стал считаться брендом Польши, в Советском Союзе – символом балтийских республик, где производилась более изящная «ювелирка». А в самой Калининградский области, где добывалась подавляющее большинство мирового янтаря, год за годом штамповали примитивные украшения неизменного дизайна и недорогие сувениры из янтарной крошки. Следовательно специализация Калининградщины того времени – поставки сырья более профессиональным специалистам – мастерам Польши и Балтии.

Крупнейшее месторождение янтаря – Пальмникенское – открыли еще в XIX веке. На его базе в 1947 году по указу советского правительства появился Калининградский янтарный комбинат (КЯК), а само месторождение переименовали в Янтарный. Этот карьер начал иссякать в начале 70-х. Поэтому в 1976 году началась разработка другого карьера – Приморского, который в настоящее время считается крупнейшим в мире: глубина около 50 метров, ширина – более километра. Запасов этого месторождения должно хватить на 250 лет.

Ежегодно КЯК добывает около 300 тонн янтаря. При этом цены на него выросли с 2001 года в десять раз и продолжают расти. Подстегивает добычу, в первую очередь, спрос со стороны китайских перекупщиков, которые платили за сырье вчетверо больше, чем российские покупатели. Но в последнее время цены быстро поднимают, чтобы они догнали те, что у соседей. Например, осенью 2015 года, после очередного повышения цен на янтарь-сырец фракция +32 (то есть более 32 мм в диаметре) стоила примерно 2 доллара США за один грамм.

После развала СССР долгие годы значительных изменений на КЯК не происходило. Он продолжал выполнять роль поставщика сырья, поскольку большинство российских производителей-переработчиков эффективно перерабатывать сырье не могли.

Отсутствие квалифицированного персонала, владеющего современными технологиями обработки сырья, низкий уровень дизайн-проектирования, незнание основ маркетинга и продвижения продукта, – все это привело к устойчивой неспособности предложить рынку готовый продукт мирового уровня с высокой добавленной стоимостью. Невысокая маржинальность покрывалась за счет низкой стоимости сырья на комбинате. Основными потребителями изделий из янтаря в это время стали китайцы, которые были готовы тоннами вывозить янтарь в виде простейших ожерелий и браслетов.

Нелегальная добыча янтаря также приобрела большие объемы. В советское время за это предусматривалась уголовная ответственность, а после 1991 года – лишь небольшие штрафы до 5 тысяч рублей. Черные копатели в 2010-е годы добывали более 70 тонн янтаря-сырца в год (в Украине эти показатели оценивают в разные годы от 80 до 300 тонн).

Естественно, что за такой лакомый кусок золотого, не только по цвету, бизнеса в России шла упорная борьба разных группировок. Победил в ней бывший милиционер Виктор Богдан по кличке «Балет». После того, как он получил чуть ли не полный контроль над этой отраслью, его окрестили «янтарным королем». Богдан на то время был директором единственного местного дистрибьютора янтаря, фирмы «Амбер-Плюс» (amber – «янтарь» на английском языке).

Но господство Балета было непродолжительным. В 2012 году началось уголовное преследование Виктора Богдана. Понятно, что грехи за ним действительно были, но, зная российскую действительность, можно доверять его заявлениям о том, что давление началось после его отказа платить «откат» полиции – 50% от прибыли. В результате Богдана от теневого руководства отраслью устранили, а с 2014 года начался апгрейд и ребрендинг КЯК. По решению президента РФ комбинат был преобразован из государственного унитарного предприятия в акционерное общество. А в марте 2015 года завершилась его передача под управление госкорпорации «Ростех».

Сейчас КЯК пытаются из сырьевого придатка превратить в полноценного производителя и переработчика. Последние два года российские СМИ много пишут, о чудесном превращении янтарной отрасли Калининградской области и о большом личном вкладе в это “святое дело” Владимира Путина. Но на самом деле действительность не такая впечатляющая.

По данным совбеза РФ, работа по противодействию организованной преступности, в частности в сфере добычи янтаря, неэффективна, отрасль все еще остается под контролем криминальных структур. В марте 2016 года министерство природных ресурсов и экологии Калининградской области называло впечатляющие объемы незаконной добычи янтаря в регионе, как минимум на 10 карьерах. Не копанках, а именно карьерах!

Показательно, что эти новости так и застряли в местных медиа и не дошли до СМИ федерального уровня. Как исправить ситуацию – никто не знает. Первое предложение – вернуть, как в советские времена, уголовную ответственность за нелегальную добычу янтаря. Но будет ли это эффективным в условиях многоступенчатого «крышевания» – большой вопрос.

ПОЛЬША: ВЫСОКИЕ ШТРАФЫ ПОКА В ПЛАНАХ

Янтарь в Польше – это, прежде всего, переработка и изготовление украшений, а не добыча золотисто-коричневого камня. Запасы янтаря, по данным госинститута геологии, составляют 1,1 тыс. тонн, из которых почти 1 тыс. тонн – в Люблинском воеводстве, которое граничит с Украиной. В целом, разведанные залежи “солнечного” камня в Польше сосредоточены в трех регионах: на севере Польши и побережьи Балтийского моря (в районах городов Гданьск, Слупск и Эльблонг), в Любартовском уезде (районе – Ред.) Люблинского воеводства на востоке Польши, а также нескольких уездах Мазовецкого воеводства близ Варшавы.

Несмотря на то, что янтарь фактически является визитной карточкой польского побережья Балтики, а разного рода ювелирные изделия из этого камня предлагают туристам на каждом шагу в Гданьске, Сопоте и других курортных городах страны, местная добыча янтаря находится в зачаточном состоянии. Частично это объясняется тем, что значительная часть залежей размещена довольно глубоко – несколько десятков метров, что требует серьезных инвестиций в добычу. К примеру, так в Люблинском воеводстве, где добыча фактически не ведется. Зато, на побережье Балтийского моря есть залежи янтаря на глубине всего нескольких метров.

Концессии на легальную добычу янтаря в Польше выдает не министерство, а власти воеводства, на территории которого ведется геологоразведка или добыча. За концессию нужно заплатить 616 злотых государственного сбора (примерно 160 долларов США), и дополнительного еще 10 злотых (2,5 долл.) за каждый добытый килограмм этого камня. С этого налога 60% получает гмина (наименьшая административно-территориальная единица), на территории которого ведется добыча, а 40% – нацфонд охраны окружающей среды. Кроме того, нужно еще заплатить небольшой местный налог.

Почти 100 разрешений на проекты по разведке залежей янтаря были выданы с 2012 года в Поморском воеводстве. В 2013 году таким образом добыто 635 кг янтаря, а в 2014 году – 548 кг. С 2014 году на севере Польши есть только один официально действующий карьер по добыче янтаря, который ежемесячно добывает лишь 30-40 кг этого камня. Параллельно процветает нелегальная добыча “солнечного” камня.

В прошлом году на севере страны представители лесной охраны выявили 15 незаконных шахт по добыче янтаря. Впрочем, методов эффективной борьбы с этими “копателями” пока нет: несмотря на задержания и изъятия снаряжения для добычи янтаря, преследование органами правосудия длится годами и не способствует искоренению этого зла. По польскому законодательству, за значительный вред для окружающей среды нарушителям грозит штраф или тюремное заключение до трех лет.

Поскольку ситуация не улучшается, в Варшаве намерены радикально взяться за старателей. Так, новый проект закона о горном и горно-добывающем праве, который разрабатывает министерство экологии, предусматривает кардинальное повышение штрафов за добычу янтаря без концессии. Предлагается, например, штраф за добычу янтаря без концессии в 400 тыс. злотых (примерно 100 тыс. долл. США).

Кроме того, в планах повысить налог на официально добытый янтарь – с 10 до 800 злотых за один килограмм. Если высокие штрафы могут отпугнуть незаконных старателей, то высокий налог – легальных игроков на этом рынке. Впрочем, официально пока действуют старые незначительные штрафы. И бороться есть за что, поскольку 70% мирового производства бижутерии размещено в Гданьске. В столице Поморского воеводства работает более 2 тысяч фирм, которые занимаются производством изделий из янтаря, в этой сфере задействованы 15-20 тыс. человек.

При этом, львиная доля изделий местных умельцев идет на экспорт в почти 100 стран мира, прежде всего в Китай. Бизнес процветает, за последние три года экспорт из Польши за границу вырос на 350%.

Цены на янтарь в Польше за последние пять лет тоже выросли вдвое: за килограмм мелких камней весом меньше полуграмма дают 100 зл (25 долл.), весом более 100 гр. уже 10 тыс. зл (2, 5 тыс. долл.).

Из-за роста спроса и небольших объемов местной добычи янтаря, польские ювелиры вынуждены ориентироваться на импорт этого камня, в основном из России и Украины.

Россия же фактически прекратила экспорт “солнечного камня”, в том числе и в Польшу, что подтолкнуло развитие контрабандного рынка. И нелегальные обороты растут: только на одном участке границы с Волынской областью таможенники в городе Бяла Пидляска перехватили в 2013 году 75 кг нелегального янтаря из Украины, в 201-м – 170 кг, а за девять месяцев 2015-го аж 650 кг. Можно не сомневаться, что в этом году цифра будет еще выше. Рекорд побил водитель рейсового автобуса на пункте пропуска “Дорогуск” в июле прошлого года – он спрятал в двойном отсеке багажного отделения 189 кг янтаря стоимостью более миллиона злотых (больше 250 тыс. долл.)

Доподлинно неизвестно, какова доля контрабандного камня в “янтарном” бизнесе в Польше, и кто за ним стоит. На этом фоне довольно интересна информация, что в ноябре прошлого года тогдашний министр юстиции Польши Борис Будка в последний день своего пребывания на посту издал распоряжение о запрете экстрадиции в Россию “янтарного короля” из Калининградской области Виктора Богдана, который сейчас живет в Польше и которого Москва до сих пор преследует за махинации при возмещении НДС. Польские СМИ пишут, что Богдан имел отношение к оппозиционной деятельности в России, а о запрете его экстрадиции в РФ просил Хельсинский фонд по правам человека.

Олег Кудрин, Юрий Банахевич

Читайте также
Поделиться ссылкой ВКонтакте Поделиться ссылкой в Facebook Поделиться ссылкой в Twitter Поделиться новостью в ЖЖ Поделиться ссылкой в Моем Мире Поделиться ссылкой в Одноклассниках

25.07.2016 15:00 | Светлана Любкина

Поиск:

Поиск по сайту
Экономические новости
Супер Идея ВКонтакте
Супер Идея в Facebook
Супер Идея в Твиттере
Супер Идея в Google+
info@sup-idea.com
Все права защищены © 2012-2017 Супер Идея
Любое копирование материалов с сайта sup-idea.com без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.