В центре внимания

Выборы в ад: голосование 4 марта глазами члена избиркома

Выборы в ад: голосование 4 марта глазами члена избиркома

Воскресное голосование заставило неоднократно работавшего на выборах члена УИК с правом решающего голоса наплевать на свою гражданскую позицию и принять решение больше никогда в этом не участвовать. Мероприятие из борьбы с фальсификациями и нарушениями превратилось в грызню между теми, кто еще вчера, держась за руки, шел в неравный бой.

Подготовка к голосованию началась за несколько недель до его проведения. Партии проводили специальные учения для наблюдателей и членов УИК. В принципе, после декабрьской вакханалии следовало ожидать того, что для борьбы с фальсификациями и провокациями могут быть предложены новые неординарные методы. Но не до такой степени.

На избирательный участок собираться нужно так же, как и в поход. При себе в обязательном порядке должен быть запас воды и еды, так как неоднократно были случаи, когда неизвестные подсыпали наблюдателям и членам УИК в раздаваемую на участках еду и напитки слабительное или снотворное. Среди обязательных предметов: фонарь, тройник, запас канцтоваров, фото-, видео- и аудиозаписывающие устройства, а также внушительный денежный баланс на мобильном телефоне.

Инструктаж также касался поведения в экстремальных ситуациях. Если вдруг на участке отключается свет, следует включить фонарь, чтобы были видны все урны. Во избежание вброса нужно со всех ног бежать к урнам для голосования и закрывать руками отверстия для опускания бюллетеней. Выполнение этих действий должно иметь шумовое сопровождение для привлечения внимания других наблюдателей, членов УИК и доверенных лиц. «Чем больше от вас шума — тем меньше вероятность фальсификации», — объясняли инструкторы.

Вторая напасть, подстерегающая участников выборного процесса, — угроза теракта. В подобной ситуации эвакуироваться нужно только в обнимку с избирательными урнами: как стационарными, так и переносными.

Якобы положительные нововведения этого голосования на деле оказались мешающей нормальной работе бутафорией. Взять хотя бы новые прозрачные урны для голосования. Чтобы достать бюллетени, не повредив их, урны лучше всего полностью разобрать, умудрившись их при этом не сломать. Но возможность их повторного использования достаточно расплывчата.

На моем избирательном участке в Восточном Измайлове были представители Геннадия Зюганова, Владимира Жириновского, Владимира Путина, Михаила Прохорова, а также наблюдательница-журналист. Было видно, что представитель Путина был явно не заинтересован в происходящем, предпочитая ковыряться в телефоне и смотреть телевизор в комнате наблюдателей. В личной беседе он, студент первого курса одного из московских вузов, объяснил, что живет в общежитии. На выборы его отправили от института, пояснив, что «лучше бы ему поучаствовать». Избирательный участок он покинул в четыре часа дня.

Поведение оставшихся коллег заставило усомниться в том, что все это происходило именно на избирательном участке. Атмосфера больше напоминала дом для душевнобольных. Ибо поведение коллег походило на наличие явного психического расстройства. Они следили друг за другом до такой степени, что больше походили на маньяков. Трудно работать, когда над тобой 12 ч, как черная туча, висит такой наблюдатель. За день работы на участке также пришлось выслушать сотни гневных претензий избирателей, не знавших, что помимо президентских проходят муниципальные выборы.

В этой атмосфере возникал только один вопрос: что же это за реалити-шоу такое, в которое превратились выборы после установки камер? Кстати, это нововведение только усложнило работу комиссии, состоящую на 90% из школьных учителей. Обычная практика раскладывания бюллетеней членами УИК на разные кучки с установкой видеокамер стала невозможной. Так как на самом деле это нарушение. Согласно правилам, процесс должен проходить так: председатель комиссии должен брать один бюллетень, во все горло озвучивать имя отмеченного кандидата и класть в его стопку. Может, это и правильно. Но только не в случае, когда подобные действия нужно провести более чем с 4 тыс. бюллетеней.

В принципе, эти выборы наводят на мысль, что, может быть, России для того, чтобы изменить что-то в выборах, стоит вступить в клуб цивилизованных государств, где организацией, проведением выборов и подсчетами результатов занимаются профессионалы, а не педагоги, которые за ежедневные дежурства, непонятную для многих из них бумажную волокиту и нервотрепку получают за час своей работы 20 руб. В США эти обязанности возложены на специальные избирательные бюро, состоящие из назначаемых чиновников и представителей политических партий. В Великобритании — на специалистов, относящихся к органам МВД. В Германии и других странах Запада картина та же. И даже в маленьком африканском государстве Того выборами занимаются профессионалы.

Может быть, передав голосование специалистам, получится изменить и подход политиков к выборам? Попробуйте представить, что на дебатах представителем Барака Обамы была бы Леди Гага или Мэрилин Мэнсон, а Ангелы Меркель — группа Rammstein? Это свидетельствовало бы о том, что кандидат явно сошел с ума. И вряд ли бы он набрал более половины голосов избирателей.

Читайте также
Поделиться ссылкой ВКонтакте Поделиться ссылкой в Facebook Поделиться ссылкой в Twitter Поделиться новостью в ЖЖ Поделиться ссылкой в Моем Мире Поделиться ссылкой в Одноклассниках

08.03.2012 16:12 | Светлана Любкина

Поиск:

Поиск по сайту
Экономические новости
Супер Идея ВКонтакте
Супер Идея в Facebook
Супер Идея в Твиттере
Супер Идея в Google+
info@sup-idea.com
Все права защищены © 2012-2017 Супер Идея
Любое копирование материалов с сайта sup-idea.com без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.