В центре внимания

Роман Шпек: Структурные реформы - путь к увеличению кредитования экономики

Роман Шпек: Структурные реформы - путь к увеличению кредитования экономики

Старший советник Альфа-Банк Украина, экономист и государственный деятель, человек с богатым опытом управления. На данный момент возглавляет совет Независимой Ассоциации Банков Украины. Экс-вице-премьер-министр Украины, бывший министр экономики, бывший глава постоянного представительства Украины при Европейском союзе, член совета НБУ. А также истинный ценитель джаза – Роман Шпек. Всегда красноречив в своих высказываниях и здраво оценивает финансовое состояние экономики страны.

Finance.UA пообщался с Романом Шпеком, дабы узнать о положении дел в банковском секторе и его впечатлениях после проведения шестого международного джазового фестиваля.

Эмоции после шестого международного джазового фестиваля уже утихли?

У меня было много внутренних, приятных чувств и переживаний относительно шестого фестиваля. Вся подготовка, подбор исполнителей – большая работа всего коллектива, но понимание того, что фестиваль удался приходит тогда, когда ты видишь эмоции людей.

В этом году фестиваль собрал около 70 тыс. человек, вы ожидали на такое количество?

Фестиваль отнимает много времени. На его подготовку уходит уйма усилий: физических, моральных, материальных. Постоянно идет борьба – фестиваль это не концерт. Это абсолютно все мероприятия, которые происходят днем ​на открытых аренах: бизнес-форумы, круглые столы, презентации.

Например, British Ukrainian Business Council внесли в свой устав положение – они заседания проводят во время фестиваля во Львове.

Позиция человека, который подарил городу фестиваль Михаила Фридмана в том, что фестиваль должен идти длительный период. Мы начинали с трех дней, четыре, в этом году пять дней. Очень важно, чтобы каждый из дней был максимально интересным, чтобы были разные стили, разные культуры, но важно – достучаться до сердец.

После пятого дня, после выступления Джамалы, мы увидели насколько верным было решение о проведении этого дня фестиваля. Мы услышали очень много благодарных отзывов от львовян, любителей Джамалы, патриотов, что именно в день Конституции мы сделали такой шаг.

После фестиваля прошло уже больше недели, слышали ли вы измененное мнение и отношение скептиков в отношении Альфа-Банка?

Мне приятно было читать в различных СМИ, социальных сетях посты на тему – а где другие украинские олигархи, патриоты, где они со своими мероприятиями. Почему этот пример, настойчиво в течении 6 лет реализует Альфа-Банк Украина, причем, что в непростых условиях и обстоятельствах.

Есть много жанров искусства, которые можно охватить. Наши акционеры, банк — мы не работаем с теми, кто нас критикует. Мы сотрудничаем с теми, кто нас хочет слышать, кто хочет слышать наши аргументы, хочет верить в нашу искренность. Стараемся увеличивать круг поклонников или тех, кто разделяет наши подходы. А подход очень простой – сделать Львов одним из самых ярких городов Украины.

Сейчас между Альфа-Групп и UniCredit Group еще не завершена сделка по “Укрсоцбанку”. Это может как-то отразиться на проведении фестиваля в следующем году?

Во-первых фестиваль – не бизнес проект. Альфа джаз – навсегда, он будет проходить всегда во Львове, потому что идея появилась именно там и мы не допускаем другого развития событий.

Есть ли какие-то новые детали относительно сделки? Почему НБУ еще не выдал своего решения по сделке?

Нацбанк не выдал своего решения по простой причине – в соответствии с украинским законодательством Национальный банк для выдачи своего решения должен получить решение Антимонопольного комитета.

НБУ дал свою точку зрения о поддержке данной сделки на запрос Антимонопольного комитета. Мы ожидаем, что на протяжении ближайших недель Антимонопольный комитет в соответствии со всеми внутренними регламентами должен также дать ответ.

Антимонопольный комитет обращался к различным общественным организациям, ассоциациям, Национальному банку по-поводу сделки, по-поводу влияния на рынок. Никто, из умных людей, не высказал опасений, наоборот все говорят, что это окажет положительное влияние для развития банковского сектора и рынка финансовых услуг в Украине. Вот мы ждем решение Антимонопольного комитета. Во время встреч, которые у нас происходят в Национальном банке, видим заинтересованность НБУ в этой сделке. В то же время, понимаем всю сложность, которая стоит перед нами в дальнейшем: по консолидации, по успешному развитию этого проекта.

Мы довольно долго знаем друг друга (Альфа-Групп и UniCredit Group, – ред.) и уверены, что это будет успешный кейс.

На сегодняшний день нет недопонимания и вопросов со стороны наших итальянских партнеров. При этом им не понятно, почему еще решение не принято Антимонопольным комитетом.

Наше законодательство так выписано, что чиновник имеет право долго не принимать решений

Они переживают?

Для них этот процесс кажется странным. Откладывается финализация за счет новых вопросов, запросов, рассмотрений. Наше законодательство так выписано, что чиновник имеет право долго не принимать решений. Лично я не вижу особых каких-то проблем, но очень важно для результативности этой сделки, как можно скорее, чтобы вошли новые собственники и начали работу.

От нас Национальный банк просит информацию о будущей бизнес-модели, о будущей корпоративной культуре. Для того, чтобы об этом говорить не теоретически, а практически нам нужно иметь официальное право, а для этого нужно уже закрыть сделку.

Как вы сейчас оцениваете состояние банковского сектора, знаю, что вы являетесь большим сторонником оптимистического прогноза развития экономики в этом году?

Я по природе своей оптимист и, наверное, это как в Христианской морали: “Господь не дает испытаний человеку больше, чем он может вынести”.

Уж сильно мы крепкие, что такие сложные испытания переживаем. Банковский сектор и заслуга сегодняшнего руководства Национального банка в том, что он начал серьезные реформы. Есть первые результаты реформ – расчистка, оздоровление финансовой системы, но самое главное, что меняется Национальный банк.

Сколько банков выведено с рынка, сколько разных банков выведено с рынка, сколько потеряли вкладчики (юридические, физические лица, – ред.) средств и так далее. Многие пытаются предъявить претензии к руководству Национального банка, я наполовину с этим согласен. Согласен, что руководство виновато, но не согласен, что сегодняшнее руководство.

На протяжении 15 лет предыдущее руководство регулятора до абсурда доводили роль банковского надзора

На протяжении 15 лет предыдущее руководство регулятора до абсурда доводили роль банковского надзора, – когда Национальный банк не выполнял главную свою функцию.

Что за страна у нас была ранее, когда руководство НБУ не знали конечных акционеров банков, а может не хотели знать, а может быть было удобно не раскрывать собственников - ведь это форма взятки, коррупции среди политиков, чиновников, тому подобное. Национальный банк не выполнял главную свою функцию банковского надзора, в некоторых банках не проводились проверки по 7 лет. Почему в один банк приходили с проверкой, а в другой не приходили?

Давайте будем честными – виноваты все, кто этому способствовал. Почему нарушены принципы конкуренции на банковском рынке, почему большие разрывы между крупными и мелкими банками, и что за особенная роль отведена государственным банкам?

Деньги, которые должны были пойти на образование, медицину, дороги, ремонт лифтов – вкладывают в государственные банки, а где отдача? Сколько десятков миллиардов вложено и какая эффективность. Это все нужно менять и за это взялись.

Я не идеализирую действия сегодняшнего руководства Национального банка, но мы для этого имеем профессиональную площадку для разговоров. Я имею честь представлять Независимую Ассоциацию Банков. Мы находим возможность, мы спорим, но мы спорим профессионально, спорим по предмету, по инструкции, по постановлению, по методологии – мы говорим, что неправильно и не своевременно. И улучшаем качество тех документов, которые принимает Национальный банк. Стараемся искать не место для подвига путем борьбы, а место для выполнения своих функций: как помочь банкам и создать нормальные условия для работы.

В целом, что беспокоит и влияет на развитие банковского сектора – это очень медленные темпы внедрения структурных реформ. Экономика: крупные, средние, малые предприятия не становятся здоровее.

Чтобы изменить ситуацию, нужен действующий механизм финансовой реструктуризации, принятие законопроектов по усилению защиты прав кредиторов и ликвидация коррупции в правоохранительных органах, судах, что позволит возобновить доверие. Сегодня никто не спешит кредитовать. Не открываются предприятия и не развивается бизнес.

У нас в стране все занимаются Международным Валютным Фондом, а кто у нас занимается работой с Мировым банком, с Европейским Банком Реконструкции и Развития, с Европейским Инвестиционным Банком, с Японским банком? А ведь эти деньги могут пойти на поддержку структурных реформ – это развитие инфраструктуры: дороги, линии электропередач, порты и тому подобное.

Необходимо развивать свой рынок не за счет эмиссионных денег или кредитов, которые не вернутся – это путь в никуда

Но все это тянет за собой другие траты на: металл, цемент, рабочую силу, это выплата заработной платы, это повышение внутреннего спроса. Не можем мы сокращать внутренние потребления и рассчитывать на развитие экономики за счет роста экспорта. Необходимо развивать свой рынок не за счет эмиссионных денег или кредитов, которые не вернутся – это путь в никуда.

Эти реформы или отсутствие реформ приводит к тому, что нет точек роста, что нет возможности для кредитования. Если посмотреть на институционную способность украинской власти выполнять функции, которые возложены на них нашим народом , – они им не соответствуют.

Диагностическое обследование 20 крупнейших банков показало, что финучреждения часто переоценивали финансовую состоятельность заемщиков и медлили с признанием активов проблемными. Не так давно НБУ порадовал новостью о том, что изменяется подход к оценке банкам кредитного риска. Как документ повлияет на темпы роста кредитования? Сократится ли после его принятия круг потенциальных заемщиков банков? Если да, то насколько значительно? И за счет каких категорий заемщиков?

Понимаете, каждый банк и без этого документа, основываясь на своем подходе, определил для себя кого он будет кредитовать, а кого нет. Самое главное, чтобы результат реализации этого постановления массово не привел к докапиталиции банков.

С осени постановление будет работать в тестовом режиме, поэтому нам (банкам,-ред.) очень важно подходить к наполнению информации, на основании нового постановления.

Не нужно уходить в сторону, не нужно где-то лукавить. До декабря месяца нам нужно определить насколько объективен документ, насколько прогрессивен, если есть какие-то вызовы и риски, мы должны их идентифицировать и обсудить с НБУ, при потребности и с МВФ.

Очень важно сейчас для всех банков, работая каждый внутри своего банка работать с регулятором для того, чтобы данная система предотвратила в будущем возникновение различных стрессовых ситуаций. Ведь данная методология существует не для того, чтобы банки раз в два-три года проводили стресс-тесты, а наоборот - уменьшила.

Напрямую от этой методологии не зависит улучшение кредитования, будет расти качество оценки кредитного риска активов банков, а также требования к оценке финансового состояния заемщиков.

Кредитование увеличиться за счет решения вопросов задолженности предыдущих периодов, реструктуризации наших заемщиков и так далее.

С 2008 года банки уже в четвертый раз увеличивают капитал. А кто за то время из корпоративных клиентов, заемщиков увеличивал капитал? Они только брали кредиты, и за счет некачественного, непрозрачного закона по трансферном ценообразовании часть прибыли оставляли в других юрисдикциях, не возвращали в Украину. При той или другой методологии их можно рассматривать, как надежного заемщика?

Увеличение уровня кредитования зависит не только от коммерческих банков, они выполнили все свои внутренние упражнения: они увеличили капитал, у них есть ликвидность, все есть. Но, все равно происходит “бег на месте”. Но, чтобы выйти на дистанцию, наши партнеры, клиенты также должны быть к этому готовы.

Если они (партнеры, – ред.) рассчитывают все проблемы решать за счет заемных средств – так не получится. Они должны или собственный капитал увеличивать, или привлекать инвесторов. Почему я ранее заговорил о структурных реформах, потому что уровень корпоративной культуры, уровень корпоративного управления будет определять: придет к нему инвестор или нет?

Структурные реформы – путь к увеличению кредитования экономики. Единственный и эффективный ресурс оздоровления экономики – инвестиционные, структурные кредиты международных финансовых организаций.

Для крупных банков вызовом до сих пор остается кредитование связанных лиц. Выведенные с рынка крупные банки вели нечистый банковский бизнес — собирали деньги с рынка и отдавали своим предприятиям. Будем ли мы наблюдать такое в будущем?

Это было всегда и, снова – таки, роль предыдущих правлений и руководств Национального банка в том, что они разрешили довести это до таких масштабов.

Сейчас Национальный банк проводит большую работу по улучшению банковского надзора. Все эти действия проводятся не для того, чтобы фиксировать недостатки, а для того, чтобы их не допускать в будущем. Я верю, что таких случаев мы не будем наблюдать в будущем. Но сейчас самое главное, для тех банков, внутри которых уже определили уровень кредитования связанных лиц – выполнить программу, которая растянута на три года, когда у финучреждений есть два пути: первое – банк погашает кредиты выданные ранее, второе - если банк не погашает, то формирует резервы и увеличивает капитал.

Ну, или же третий, не самый позитивный вариант…

Совершенно верно.

Национальный банк подталкивает: “Банки, подумайте, как кредитовать экономику”

Национальный банк в очередной раз обрадовал новостью о снижении учетной ставки с 18% до 16,5%. Предполагается, что данное снижение уменьшит доходы банков от покупки депозитных сертификатов НБУ, повысит их интерес к гособлигациям. Однако, кредитные ставки для бизнеса пойдут вниз только вместе с процентами по депозитам. Как вы считаете, когда это может произойти?

Национальный банк подталкивает: “Банки, подумайте, как кредитовать экономику”. Ставки по депозитам будут также уменьшаться. Депозитные ставки всегда были соизмеримы с темпами инфляции в стране.

Я всегда объясняю – банки должны заниматься собой исходя из макроэкономической ситуации, формировать цены на денежные ресурсы, в том числе и на депозиты.

Не нормально, что проблемные банки завышают ставки по депозитам на рынке. Это как общая температура по больнице – отдельного больного все равно лихорадит.

Ставка зависит не только от макроэкономического положения, а также от финансового состояния качественного обеспечения заемщика.

Процентная ставка не столько фиксирует состояние финансового рынка на сегодняшний день, сколько оценивает будущие риски.

Всю процедуру докапитализации до 120 млн грн не смогли пройти до 17 июня 5 банков. Национальный банк отметил, что данные финансовые учреждения могут быть признаны проблемными. Сколько из них подпадут под санкции? От чего или от кого это зависит?

В первую очередь, это зависит от собственников банка. Собственники должны предложить чистые, легальные деньги, с которых уплачены налоги.

Кроме денег также банк должен иметь видение своей бизнес-модели развития. Если акционер внесет деньги в банк, но при этом не понимает, как в дальнейшем будет работать его структура, то таким финучреждениям нужно на “кошках тренироваться”.

Это говорит о том, что не все собственники смогут или сумеют воспользоваться своим правом, которое им было предоставлено Нацбанком.

А известно ли вам сколько банков смогли лишиться статуса “проблемный”?

Я знаю, что сейчас проходят встречи, некоторые просят содействия у Национального банка. Не все в равной мере готовы работать с регулятором, структурно отвечать на все запросы. Здесь уже ответственность каждого банка и банковская тайна не позволяет открыть информацию.

Вот почему плохо идет процесс слияния? Потому что не все готовы откровенно рассказать о положении той части актива, который готовится к слиянию. А как договориться, если нет откровенности вначале пути.

Какие еще причины подталкивают банки к статусу “проблемный”?

В первую очередь – ненадлежащий уровень работы по оценке принятия рисков. Часто говорят, что в малых банков велика угроза проблемности, потому что стиль и культура корпоративного управления - это не дешевое удовольствие. И далеко не каждый маленький банк может себе такое позволить: наблюдательный совет, независимые директора и функционирование наблюдательного совета с распределением ответственности.

Все, что связано с риск менеджментом: качество, IT-технологии и противостояние киберпреступности – все это стоит не дешево, и не все банки могут себе это позволить.

Еще ни один банкир не был привлечен к уголовной ответственности за доведения банка до банкротства. Почему правоохранительные органы проявляют слабость в этом вопросе?

Коррупция. Другого ответа ни для вас, ни для себя – я найти не могу. Действительно, привлечение банкиров к ответственности очень сильно повысило бы уровень доверия общества и населения к банковской системе.

Очищаться должен не только сам банковский сектор, но и его кадровый состав

Вместо того, чтобы привлекать топ-менеджмент к ответственности, мы видим, как банкиры банков-банкротов кочуют из одного рабочего места на другое. Последний пример – 21 июня экс-председатель правления Юнисона Александр Глущенко стал зампредом правления ТАСкомбанка, а 30 июня экс-зампред правления Юнисона Дмитрий Яковлев занял аналогичную должность в банке Форвард.

Я думаю, что НБУ данные кандидатуры утверждает, исходя из их деловой репутации. В каждом отдельном случае регулятор должен рассмотреть и сделать свое заключение.

Мы за то, чтобы те, кто имел отношение к непрозрачным сделкам, пытались реализовать себя в других местах. Очищаться должен не только сам банковский сектор, но и его кадровый состав. Без этого доверия не будет.

Судя из ситуации в Юнисоне, выходит, что не всегда, когда банк выведен из-за непрозрачной структуры собственности, глава правления несет за это ответственность?

Не всегда, но я это объединяю в понятие “корпоративная культура”: наблюдательный совет, управление, внутренний аудит, который должен отчитываться перед наблюдательным советом.

Мы в НАБУ хотим создать определенную систему, где банки могли бы обмениваться информацией. На рынке есть моменты, когда человек увольняется без каких-либо последствий и позже претендует на работу в другом банке. Понимая, что есть закрытость информации, личных данных, тому подобное, в НАБУ работаем над тем, чтобы обезопасить систему.

Беседовала Юлия Кузнецова

Читайте также
Поделиться ссылкой ВКонтакте Поделиться ссылкой в Facebook Поделиться ссылкой в Twitter Поделиться новостью в ЖЖ Поделиться ссылкой в Моем Мире Поделиться ссылкой в Одноклассниках

13.07.2016 12:00 | Светлана Любкина

Поиск:

Поиск по сайту
Экономические новости
Супер Идея ВКонтакте
Супер Идея в Facebook
Супер Идея в Твиттере
Супер Идея в Google+
Все права защищены © 2012-2022 Супер Идея
| XML | RSS
Любое копирование материалов с сайта sup-idea.com без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.