В центре внимания

Суд по-новому. Как будет работать судебная система после очередной реформы

Суд по-новому. Как будет работать судебная система после очередной реформы

Судов будет меньше, документооборот станет электронным, но избавиться от коррупционных рисков не удалось, говорят эксперты, комментируя нововведения судебной реформы.

Эксперты сомневаются, что реформа сделает судей более добродетельными.

“Самое длинное рассмотрение в истории парламентаризма” – именно так 3 октября спикер Верховной Рады Андрей Парубий назвал принятие законопроекта, который внес изменения в ряд кодексов и законов, которые касались работы судебной системы. В течение семи дней народные депутаты рассматривали более четырех тысяч поправок к закону, который фактически отменил судебную реформу 2010 года, введенную при Викторе Януковиче. Еще почти два месяца пришлось ждать подписания президентом законопроекта, который он сам и подал в парламент.

И большинство пунктов принятого закона вступят в силу только с началом работы нового Верховного суда (ВС). Ожидается, что он может заработать еще в декабре этого года. DW решила разобраться, какими будут наиболее заметные практические последствия реформы.

Три уровня

С началом работы обновленного Верховного суда исчезнут высшие специализированные суды, и единственной высшей кассационной инстанцией останется ВС. Это означает, что судебные дела будут проходить только через первую инстанцию, апелляционный и Верховный суд. Для тех, кто рассчитывает на справедливость лишь в Европейском суде по правам человека, это формально приведет к сокращению пути для подачи их жалобы. Именно на переходе к такой “трехуровневой” системе настаивали в Венецианской комиссии Совета Европы.

Впрочем, комментируя этот вопрос для DW, главный эксперт группы “Судебная реформа” Реанимационного пакета реформ Михаил Жернаков отметил, что на практике устранение дополнительного звена в виде специализированных судов может привести к удлинению сроков рассмотрения дел в ВС. По словам юриста, количество судей Верховного суда значительно меньше общее количество всех судей специализированных судов. “Но ВС получит от них в наследство тысячи кассационных дел, и остается открытым вопрос, насколько быстро он будет способен их рассмотреть”, – предупреждает Жернаков.

Электронный суд

Принятые изменения также предусматривают постепенное введение “электронного правосудия”. В администрации президента уверяют – это позволит упростить коммуникацию с судом и уменьшит расходы на содержание судебной системы. Закон предусматривает, что, зарегистрировав официальный электронный адрес в “Единой судебной информационно-телекоммуникационной системе”, участники судебного процесса смогут обмениваться документами только в электронной форме. При этом адвокаты, нотариусы, частные исполнители, государственные и коммунальные органы должны зарегистрировать свои почтовые ящики в обязательном порядке. Для других лиц этот шаг будет добровольным. Также получение копии судебного решения или подача документов в суд остаются возможными и в бумажной форме.

Впрочем, полностью перейти от бумаги к электронной системе может быть сложно не только для истцов. Эксперты сомневаются в возможности быстро обеспечить все украинские суды необходимой для внедрения системы инфраструктурой. Поэтому закон позволяет рассматривать материалы дела в бумажной форме, если электронное рассмотрение не будет возможно по техническим причинам и это будет препятствовать рассмотрению дела в установленные законом сроки.

Скорость и слаженность

Ускорить и облегчить рассмотрение дел и жизнь юристам и простым гражданам должны также другие нормы закона, в частности, унификация текстов различных кодексов, которые ранее имели разные названия для одних и тех же юридических механизмов, упрощение ряда процедур, а также меры по поддержанию международного арбитража и третейского разбирательства, отмечают эксперты. Введение системы автоматизированного ареста средств должно сделать более эффективным исполнение судебных решений.

По словам министра юстиции Павла Петренко, принятые изменения также ликвидируют возможности сторон для злоупотребления процессуальными правами. Например, говорится о случаях, когда защита многократно требует отвода судьи с целью затянуть рассмотрение дела. Теперь судьи смогут штрафовать за такие действия. Впрочем, при условии низкого доверия к суду и сомнений в добропорядочности судей, эксперты с осторожностью относятся к такому шагу. “Если бы была уверенность, что судьи будут пользоваться этим добросовестно, то такой механизм был бы оправдан, но с нашими судьями – это лишь дополнительный простор для произвола”, – говорит Жернаков.

Обращение в суд также станет дороже, ведь документ предусматривает пересмотр ставок судебного сбора, что имеет целью усилить его роль как основного источника финансирования судебной системы. Впрочем, это также призвано уменьшить количество судебных исков. “У нас ежегодно рассматривается четыре миллиона дел – это катастрофически много”, – говорит Жернаков, по мнению которого часть из них должна решаться внесудебным способом. Однако при решении социальных и трудовых споров судебный сбор не будут оплачивать, добавляет эксперт.

Проблемные нормы

Больше всего споров принятый парламентом закон вызвал благодаря попытке включить в него так называемую “поправку Лозового”, которая предусматривала временное ограничение досудебного следствия сроком от трех до шести месяцев. Заместитель главы Центра политико-правовых реформ Роман Куйбида отметил в разговоре с DW, что сложные преступления, к которым обычно относят и коррупционные злоупотребления, расследуются долго, и такие дела в большинстве своем просто будут заранее закрываться, а преступники будут оставаться безнаказанными. В итоговом тексте эти сроки увеличили, говорит Жернаков, – теперь они составят от шести до 12 месяцев, – но и этого может быть мало.

И худшим, особенно в случае именно коррупционных дел, является тот факт, что продление сроков расследования теперь будет входить в компетенцию следственного судьи, а не прокурора, говорит Жернаков. По его словам, учитывая более высокую степень зависимости судей, в отличие от работников Специализированной антикоррупционной прокуратуры, это станет эффективным способом блокировки невыгодных власти дел против коррупционеров.

Критикуют также и введение государственной монополии на осуществление судебных экспертиз. Эксперты предупреждают, что это может критически замедлить судебный процесс, а также сомневаются в качестве работы государственных органов. “Экспертиза в государственных учреждениях часто не выдерживает никакой критики. Но по новому закону суд будет вынужден принимать такие экспертизы во внимание”, – предостерегает адвокат Адвокатской совещательной группы семей Небесной сотни Елена Сторожук.

Источник

Читайте также
Поделиться ссылкой ВКонтакте Поделиться ссылкой в Facebook Поделиться ссылкой в Twitter Поделиться новостью в ЖЖ Поделиться ссылкой в Моем Мире Поделиться ссылкой в Одноклассниках

29.11.2017 16:05 | Светлана Любкина

Поиск:

Поиск по сайту
Экономические новости
Супер Идея ВКонтакте
Супер Идея в Facebook
Супер Идея в Твиттере
Супер Идея в Google+
info@sup-idea.com
Все права защищены © 2012-2018 Супер Идея
Любое копирование материалов с сайта sup-idea.com без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.